.RU

Курс лекций Москва 2009 содержание введение Тема 1 Теоретические подходы к пониманию толерантности Тема 2


МГГУ им. М. А. Шолохова


ТЕХНОЛОГИИ ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ


Курс лекций


Москва 2009

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Тема 1

Теоретические подходы к пониманию толерантности


Тема 2

Современные концепции толерантности: российский и зарубежный опыт


Тема 3

Информационно-сетевые технологии толерантности


Тема 4

Социально-гуманитарные технологии толерантности


Тема 5

Социально-политические технологии толерантности


^ Тема 6

Социально-образовательные технологии толерантности


Введение

Одним из ключевых направлений молодежной политики в современной России является целенаправленная деятельность органов государственного и муниципального управления, направленная на формирование толерантности в молодежной среде

Российская молодежь – наиболее динамичный субъект российского социума, сочетающий традиционные и инновационные социальные практики. Очевидно, что в условиях социально-экономической и политической модернизации Российской нации как общества, интегрирующего многообразие этнических, конфессиональных, регионально-культурных укладов, проблема гражданской толерантности, взаимоуважения и солидарности становится приоритетом национального развития. Молодое поколение в данном ракурсе выступает как наиболее подвижный социально-психологический слой (в том числе, подверженный влиянию различных интолерантных субкультур и установок). Поэтому актуальная задача российского образования и проводимой молодежной политики – выработка практически ориентированного учебного курса, направленного на обучение государственных и муниципальных служащих (прежде всего, работающих в молодежной сфере) использованию инновационных социальных технологий в целях формирования толерантных моделей социально-политического поведения российской молодежи.


ТЕМА 1.

^ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ПОНИМАНИЮ ТОЛЕРАНТНОСТИ


Лекция обобщает современные теоретические подходы к осмыслению толерантности как многоуровневого социально-психологического, политического и культурного феномена. Формулируется комплексная (многофакторная) динамическая модель толерантности. Особый акцент направлен на специфику формирования инновационных толерантных установок сознания и поведения молодежи.

^ Освоив данную тему, слушатели должны:

– знать содержание основных подходов к пониманию толерантности в современной науке и практике (экономические, социально-политические, психологические, культурные и т.д.);

– уметь анализировать и синтезировать теоретические подходы, выбирать их ключевые элементы для реализации в конкретно-прикладном (проектном) контексте;

– обладать навыком информационно-аналитической оценки теоретических моделей толерантности, видеть потенциал их адаптации к реалиям конкретного региона или муниципального образования.

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Одной из знаковых проблем современного глобального развития выступает процесс формирования толерантности. Можно утверждать, что преодоление интолерантности во всех ключевых сферах общественной жизни является серьезной задачей мирового макросоциума при его переходе к информационной экономике и социокультурным моделям постмодернизма. Особую остроту проблема формирования толерантности приобрела в современной России. Системный ценностно-психологический кризис, поразивший российское общество в 90-е гг. прошлого века и не исчерпанный и по сегодняшний день, негативно сказался на динамике социальных взаимоотношений, привел к резкому росту числа и агрессивности этнических, конфессиональных, идейно-политических конфликтов на территории нашей страны. Поэтому задача формирования толерантности является для современной российской Федерации одним из приоритетов социально-политического развития. Вместе с тем, следует подчеркнуть, что на рубеже тысячелетий в отечественном и зарубежном интеллектуальном сообществе сформировалась своеобразная «мода на толерантность». При этом сам термин был подобен теннисному мячу на корте: « участники игры», различные политические силы (не особо пытаясь разобраться в его научном содержании) при малейшей возможности «перебрасывали» проблему толерантности на сторону оппонентов, обменивались взаимными обвинениями в «нетерпимости» и «экстремизме». В современном мире толерантность понимается как сложный культурно-психологический комплекс, в основании которого лежит взаимоуважение и равноправие взаимодействующих социальных субъектов. Необходимо особо подчеркнуть, что речь идёт именно о бинарной психологической схеме: полноценное психическое состояние толерантности невозможно, если одна из сторон взаимодействия интолерантна к другой. Подчеркивая сложность толерантности как социокультурного феномена, О.Я.Бондаренко пишет: «Сегодня слово «толерантность» стало модным, особенно за рубежом. Но существует ли толерантность на самом деле? Или это не более чем миф, призванный идеологически обосновать западное «общество всеобщего процветания»?»

Большой энциклопедический словарь определяет слово «толерантность» так: «Терпимость к чужим мнениям, верованиям, поведению; происходит от латинского tolerantia – «терпение». То есть в основе термина – согласие воспринять нечто (духовное, нравственно-идейное, этико-эстетическое, религиозное) даже в том случае, если это нечто противоречит мировоззренческим установкам самого наблюдателя. Как говорил в свое время Вольтер: «Ваши убеждения мне чужды, но за ваше право их отстаивать я готов пожертвовать жизнью».

Строго говоря, толерантность нельзя изучать саму по себе, в отрыве от ее первопричины – равенства, знаменитого французского egalite. Равенство в нормальном обществе должно быть первичным, категория толерантности подчинена ему и обслуживает, главным образом, его. «Без равенства толерантность теряет смысл».

Проблема толерантности может быть рассмотрена с разных позиций:

– как этико-философская норма;

– как принцип взаимоотношений между последователями разных идеологических концепций, убеждений и верований;

– как метод социально-политических решений и действий;

– как важная черта воспитания подрастающего поколения;

– как обязательное условие любого социального - светского или конфессионального - служения, и т. д.

Распространение толерантных принципов, отказ от монополии на истину, готовность к компромиссу и диалогу предполагают наличие целого комплекса условий - объективных и субъективных. На процесс становления толерантности той или иной мере оказывают воздействие многообразные факторы:

– исторические традиции, ментальность различных слоев народа;

– политическая воля и особые интересы центральной и региональных элит;

– степень правовой и политической культуры граждан;

– наличие соответствующего законодательства и эффективность деятельности правоохранительной системы;

– социально- экономические особенности;

– специфика взаимодействий между этносами и религиозными общностями, их открытость другим культурам;

– отношение к социально уязвимым слоям, мигрантам и другим маргинальным группам;

– содержание сообщений СМИ.

Теория толерантности в рамках политической теории тесно связана с понятиями гражданского общества и качества демократии. Основной тезис заключается в том, что в странах, где существует полная политическая демократия, наблюдаются более высокие уровни выразительного участия в общественной жизни и толерантности граждан, что приводит к повышению качества демократии. Низкий уровень нетерпимости к различиям является одной из ключевых характеристик демократического гражданства.

Понятие толерантности играет важную роль в либеральной демократической теории. Согласно предпосылкам этой теории, образование и широкие возможности участия в общественной жизни делают людей способными понимать интересы других и действовать в интересах всего общества. Соответственно, люди с более высоким уровнем образования и активно задействованные в жизни социума должны быть более терпимы по отношению к группам, в отношении которых существуют негативные общественные настроения и более активно выступать в поддержку толерантности как принципа. Более того, такая тенденция должна быть достаточно устойчивой, чтобы в перспективе создать толерантное электоральное пространство. В таком случае толерантность гарантирует возможность высказать непопулярное мнение без страха репрессий.

Точные «границы толерантности» неясны, однако в зрелой демократии они должны быть весьма эластичны. Согласно Ф. Каннингему, «ценности уважения и толерантности сначала постигаются людьми в преследовании одних и тех же целей при разных мнениях относительно способов их достижения, а затем уважение и толерантность могут быть распространены и на людей, чьи цели лишь частично совпадают с целями данной группы. Предубеждённости, сдерживающие развитие демократии (расистские, национально-шовинистические), процветают в условиях взаимной изоляции различных групп людей, но начинают ставиться под вопрос во взаимодействии, которое облегчается участием в совместных проектах»1.

Современные исследования в рамках либеральной традиции описывают толерантность как «одно из немногих жизнеспособных решений для урегулирования тех напряжений и конфликтов, которые порождаются мультикультурализмом и политической гетерогенностью в современных демократических общностях. Исследователь Джеймс Гибсон полагает, что толерантность является «одним из нескольких определяющих факторов индивидуальной политической свободы» и что через свое соотношение с «политической культурой и публичной политикой она влияет на объём и распределение свобод в обществе»2.

Теория «самоисполняющегося пророчества» (self-fulfilling prophecy, SFP) базируется на основной теореме социальных наук, сформулированной старейшиной американской социологии У.А. Томасом. Теорема звучит так: «Если люди определяют ситуации как реальные, они реальны по свои последствиям». Общественные определения ситуации (пророчества или предсказания) становятся неотъемлемыми компонентами ситуации и тем самым влияют на последующие события. Американский учёный Р. Мертон объясняет механизм развития этнического и расового конфликта в Америке через действие «самоисполняющегося пророчества», то есть такого изначально ложного определения ситуации, которое вызывает новое поведение, делающее изначально ложное представление истинным. Кажущаяся обоснованность СП закрепляет заблуждение. Собственная пропаганда СП часто приводит к самогипнозу, когда реальные факты уже просто не замечаются. Мертон объясняет, почему нельзя рассчитывать на искоренение этнической вражды при помощи просветительских кампаний, прибегнув к терминам «своих» (in-groups) и «чужих» (out-groups) групп. «Чужие» отличаются от «своих» по национальности, расе, религии, причём границы между этими группами изменяются во времени. Эти резкие изменения границ группы могут создавать серьёзные трудности. Во-первых, «чужие» группы осуждаются, если они не проявляют (открыто) добродетелей «своей» группы (считается, что они их не имеют) и осуждаются, даже если их имеют и демонстрируют. Систематическое осуждение представителя «чужой» группы продолжается независимо от того, что он делает. Так, одни и те же качества оцениваются по-разному в зависимости от того, какой человек их проявляет – «свой» или «чужой». Исследователь называет это явление «моральной алхимией» (пример: «я непреклонен – ты упрям – он тупоголов»). В условиях дискриминации представители «чужой» группы, исходя из потребностей своей безопасности, начинают демонстрировать поведение, противоположное обвинениям большинства. Р.Мертон настаивает на том, что «предрассудки и дискриминация, направленные на «чужую» группу, не являются результатом поступков «чужой» группы; напротив, они глубоко укоренены в структуре общества и социальной психологии его членов»3.

^ Экономическая теория толерантности – совместное детище двух учёных Джакомо Корнео и Оливье Жане. Её создание связано с потребностью показать, что толерантное рыночное общество более эффективно экономически, нежели другие формы хозяйствования. Теория связана с такими научными концепциями, как модель культурной эволюции (Bisin and Verdier, 2000, 2001), теория идентичности (Akerlof and Kranton, 2000, 2005), идея культурной трансмиссии от родителей к детям (Fernandez et al. (2004), модель просоциального поведения (Benabou and Tirole, 2006). Авторы разрабатывают экономическую теорию толерантности, в которой черты характера и стили поведения наделяются символической ценностью. Ценностные системы эндогенны и передаются от родителей к детям. В сочетании с действительным поведением, ценностные системы определяют уровень уважения по отношению к индивиду. Интолерантные индивиды инвестируют всю символическую значимость (стоимость) в один тип поведения и ограниченное число качеств, неуважительно относятся к людям с другими качествами, в то время как толерантные люди имеют диверсифицированные ценности и уважают социальное разнообразие.

Предложенная авторами-экономистами модель устанавливает связь между непредсказуемостью образов жизни детей и толерантностью. Ученые исследуют формирование ценности, приписываемой как внутренним качествам, так и внешним атрибутам, и определяют условия, в которых толерантность возникает спонтанно. В условиях неопределённости открытый ум выступает страховкой от риска испытать большие удары по самооценке во взрослом возрасте. Также толерантность помогает людям полностью использовать рыночные возможности. Политика способна повлиять на развитие толерантности, и иногда публичная политика, поощряющая толерантность, может быть рекомендована по соображениям экономической эффективности.

Толерантность как уважение к «разности», – пишут авторы – часто рассматривается как определяющая черта современных западных обществ и как несвойственная традиционным обществам. Толерантность приветствуется, поскольку обеспечивает мирное сосуществование различных групп в обществе, поощряет развитие талантов и способностей индивида, обеспечивает защиту меньшинствам. Однако не все современные общества могут быть названы толерантными, о чём свидетельствуют данные Мировых опросов по ценностям.

Социологи и политологи, отмечают авторы, обычно считают, что с нарастанием экономического благосостояния и углублением рыночных отношений подчинение интересов личности интересам сообщества уступает место приоритету демократической личности и либеральным отношениям, что поощряет дальнейшее развитие толерантности.

Взгляд на толерантность с экономической точки зрения может дать новое понимание её определяющих факторов и последствий. Авторы в своей модели применяют оригинальную теорию символических ценностей, которая базируется на 4 постулатах:

  1. Оценочное отношение – индивиды выносят суждения, одобряя, восхищаясь и т.д. и наоборот – по поводу определённых черт, поступков и их следствий. Каждый индивид обладает ценностной системой, т.е. способом приписывать ценность той или иной характеристике. Формально ценностная система индивида – функция, которая накладывает набор оценочных суждений на карту реальности. Набор оцениваемых характеристик задаётся изнутри личности.

  2. Стремление к утверждению – индивиды жаждут хорошей оценки себя со стороны других людей. Соответствующим окружением для апробации являются семья индивида, его друзья, коллеги, соседи или общество в целом.

  3. Самоутверждение – каждый индивид нуждается в самоуважении. Позитивное представление о себе предполагает самоосознание. Поскольку индивиды наделены ценностной системой, они способны судить себя.

  4. Последовательность – стандарты одобрения/неодобрения, которые индивид применяет к себе, он применяет и к другим людям. Хотя психологи выявили методы самообмана личности, в основном индивиды находятся под контролем логики последовательности. Трудно систематически одобрять в себе те черты, которые осуждаешь в других, и при таком поведении другие люди быстро указывают на непоследовательность индивида.

Основная идея экономической теории толерантности заключается в том, что каждый индивид обладает системой ценностей, которая определяет его самооценку и оценку им других. В свою очередь, самооценка и оценка других являются показателями полезной функции индивида. Исследователи изучают равновесие, в котором не только распределение ресурсов и относительные цены, но и символические ценности определяются эндогенно. Формирование ценностей может быть объяснено в соотнесении с различными структурами социализации. Как идеальная рыночная конкуренция является сравнительным механизмом при изучении цен, идеальная социализация альтруистичными родителями выступает как модель для изучения символических ценностей. Это означает, что родители выбирают систему ценностей своих детей с расчётом максимизировать их будущую общественную полезность. И хотя не только родители инвестируют в ценностные системы детей, но и школа, церковь, коммерческая реклама, семья играет ключевую роль в формировании ценностей человека.

Авторы теории предлагают рассматривать толерантность как принадлежность ценностных систем, поддерживаемых людьми. Личность толерантна, если наделяет символической значимостью не только собственные характеристики, но и те, которых у неё нет, но они есть у других. Наоборот, интолерантная личность обладает несбалансированной ценностной системой, которая делает её одновременно самодовольной и неуважительной по отношению к чертам и образу жизни других людей. Теория толерантности должна выявить условия, при которых у родителей есть стимул передавать детям толерантную систему ценностей. Оцениваемыми атрибутами, входящими в ценностные системы и по которым можно определять толерантность, являются этническая группа, пол, профессия и сексуальная ориентация. Авторы разделяют все атрибуты на эндогенные (например, род занятий), экзогенные вероятностные (например, гомосексуальность) и экзогенные детерминистические (например, раса). Некоторые атрибуты сложно отнести к определённой категории (например, религия).

Пример традиционных (доиндустриальных) обществ показывает связь между предсказуемостью жизни и интолерантностью. В них наблюдалась редкая смена профессии и низкая географическая мобильность, что предполагало относительно высокую степень предсказуемости будущего жизненного занятия и места жительства человека. Это может объяснить цеховую гордость и местечковый патриотизм, как и их постепенное исчезновение с увеличением профессиональной и географической мобильности в результате технологических и политических новаций.

Основные принципы экономической теории толерантности:

    1. черты характера и стили поведения индивидов авторы наделяют символической ценностью;

    2. родители выбирают систему ценностей своих детей с расчётом максимизировать их будущую общественную полезность;

    3. Интолерантные индивиды инвестируют всю символическую значимость (стоимость) в один тип поведения и ограниченное число качеств, неуважительно относятся к людям с другими качествами, в то время как толерантные люди имеют диверсифицированные ценности и уважают социальное разнообразие.

    4. толерантность помогает людям полностью использовать рыночные возможности;

    5. Теория толерантности выявляет условия, при которых у родителей есть стимул передавать детям толерантную систему ценностей.


Таким образом, можно констатировать, что в современной науке толерантность рассматривается как сложный феномен, соединяющий в себе социокультурные, политические, экономические, исторические и психологические элементы. Первоначальное становление концепции толерантности связано с идеей гражданского равенства и политической демократии как фундаментальных оснований развития современных обществ. На современном этапе особое значение приобретают социально-экономические и символические аспекты формирования толерантности как многомерного культурно-исторического состояния, основанного на взаимном уважении и социальной солидарности граждан и их объединений.


^ ТЕМА 2

Современные концепции толерантности: российский и зарубежный опыт

Лекция обобщает и анализирует современный опыт реализации проектов, направленных на развитие толерантности, в Российской Федерации и зарубежных странах. Фиксируются и характеризуются основные направления данной деятельности. Затрагивается проблематика специфики национально-культурной среды как операционального поля реализации программ толерантности.

^ Освоив данную тему, слушатели должны:

– знать содержание современных российских и зарубежных проектов толерантности, видеть их технологические и социально-культурные особенности;

– уметь анализировать социокультурную среду реализации проекта (риски, общественное мнение, психологические спецификации молодежной аудитории и т.п.);

– обладать навыком прогнозирования динамики реализации проекта толерантности в условиях турбулентной внешней социально-экономической и политической среды.

----------------------------------------------------------------------------------------------------

В начале третьего тысячелетия проблема формирования толерантности является общепризнанным глобальным приоритетом. Сегодня очевидно: эффективное и динамичное общество возможно только там, где сложился высокий уровень толерантности. Вместе с тем, следует понимать, что толерантность – не только продукт «объективной» социально-исторической эволюции, но и, во многом, результат целенаправленного социокультурного управления. В центре такого рода управления - инновационные технологии социального дизайна (технологии толерантности).

Социальная и политическая динамика современной России порождает острый запрос именно на масштабные проектно-технологические форматы общественного развития. В связи с этим, серьезный интерес представляет обобщение и анализ российского и зарубежного опыта в сфере «менеджмента толерантности» 4.

Проведенное нами исследование охватывает Россию и шесть стран (Германия, Франция, США, Индия, ЮАР, Украина), принципиально разных по уровню социально-экономического развития и политико-культурным укладам. Опыт каждой из них – своеобразен и самоценен. В связи с этим, важно подчеркнуть, что авторы не говорят о «заимствовании» методов и технологий, и, тем более, об их искусственном внедрении в российскую социальную реальность. Общеизвестно: толерантность невозможно «установить», имплантировать «сверху». На наш взгляд, обращение к опыту мультикультурных и полиэтнических социумов (коими является большинство стран исследуемой «семерки») дает возможность оценить масштабный инновационно-технологический потенциал в сфере толерантности, накопленный «Западом» и «Востоком» за последние десятилетия, через призму его адаптации к социально-экономическим и политическим задачам Российской нации в 21 столетии.

Главная особенность современных программ толерантности – их широкая социально-преобразовательная (творческая) направленность, в основании которой лежит сочетание различных коммуникативных форматов (от вполне традиционных «деловых игр» и технологий кейс-стади - до «поездов толерантности»). Очевидно, что в наступившем третьем тысячелетии проблема формирования толерантного общества не сводится к «управлению впечатлениями» и массовыми эмоциями по поводу значимых «других». На первое место выходят кросс-культурные практики социального взаимодействия. Обмен «символический» (совокупность локальных «ознакомлений» с «чужой» культурой через её атрибуты) уступил место многоуровневой коммуникации (институциализированная жизнь «рядом с другими», многократная ценностная рефлексия собственной идентичности).

Такое социально-модернизационное видение нашло свое яркое отражение в миссии американской программы «^ Teaching Tolerance»:

«Для нас толерантность – это образ мысли и чувства, но что гораздо важнее это образ действия, который дает каждому из нас шанс не бояться своей индивидуальности, уважать других и получать уважительное отношение в ответ, быть мудрым, чтобы найти настоящие человеческие ценности и храбрым, чтобы хранить их…».

Можно отметить, что указанная триада «образ – ценности – поступок» – инструментальное основание современных концепций развития толерантного сознания и поведения.

^ Образ – это представление активного субъекта о потенциальном объекте, на который направлено толерантное/интолерантное отношение.

Ценности - интерпретируются нами в широком инструментальном понимании как социокультурные и личностно-психологические императивы позитивного/негативного восприятия объекта социальной реальности.

Поступок - социально-преобразовательное действие, как правило, интерактивного характера, направленное на изменение доминирующих социальных практик.

В центре такой концепции «человека толерантного» лежит идея широкой личностной социализации, «поликультурного образования», которое «должно способствовать улучшению взаимопонимания, укреплению солидарности и терпимости в отношениях, как между отдельными людьми, так и между этническими, социальными, культурными, религиозными группами…» (проект «Региональный центр толерантности социальной безопасности», Республика Карелия).


^ Модели формирования толерантности в современном мире:

инновации, традиции, национально-культурная специфика


В то же время, следует подчеркнуть известную страновую специфику рассмотренных нами проектов. Так, в европейских государствах и США преобладает более узкий, «специализированный» подход к формированию толерантности, отдельных её аспектов (например, преодоление мигрантофобии). Яркий пример такого рода «узкой» проблемно – технологической специализации – проект «Create don’t hate», реализуемый компанией Worldstudio в рамках многоуровневой программы Design Ignites Change» («Дизайн изменит мир»). Его ключевая идея – дать молодежи высказаться о проблемах толерантности (Giving Youth a Voice Around Issues of Tolerance). Форма самовыражения молодых людей – билборды, посвященные борьбе с расизмом и этносоциальным экстремизмом.

Анализ опыта Индии и ЮАР позволяет выделить принципиально противоположную тенденцию: в данных странах проекты, направленные на развитие толерантности, носят, как правило, недифференцированный «смешанный» характер, охватывают целый комплекс социально-экономических, политических и этических проблем (от конфессиональной терпимости до гендерного равенства и защиты прав студентов). В данном ракурсе показателен индийский проект PRAVAH, в рамках которого соседствуют такие приоритеты, как, например, «преодоление сложившихся в обществе стереотипов и предрассудков», «выявление и воспитание будущих лидеров, представителей государственной власти, элиты общества» и «предотвращение вынужденной депортации беженцев из Республики Бангладеш».

Второе существенное различие связано с уровнями реализации проектов толерантности. Европейские страны (в несколько меньшей степени, США) ориентированы на активное использование муниципальных ресурсов развития. При этом подчеркивается прикладной характер решаемых задач, непосредственное взаимодействие производителя и потребителей услуг «социального рынка», в полной мере задействован организационный потенциал местного сообщества. Население в данном случае – не «потенциально опасный» (агрессивный, этнофобный и т.д.) объект информационно-технологического воздействия и социально-психологической «работы и заботы», а полноценный участник процесса выстраивания толерантной атмосферы в локальном (микрорегиональном) социуме. Отличительная черта таких местных проектов – их высокий репутационный капитал в сочетании с мобильностью и меньшей «привязанностью» к финансовым ресурсам (прежде всего, за счет использования фактора социальной солидарности и содействия волонтеров).

Третье различие проистекает из социально-политических реалий рассматриваемых нами стран. Так, европейские программы толерантности в большей степени ориентированы на две проблемы:

– адаптация мигрантов и сокращение этнопсихологических и социокультурных дистанций;

– преодоление остаточных фобий по отношению к всевозможным «альтернативным» субкультурам и социальным сегментам.

В США особое внимание уделяется продвижению «американской идентичности» на основании концепции «единства и многообразия», противодействию социально-бытовым проявлениям расизма и ксенофобии в молодежной среде. В связи с этим интересен проект «Tolerance Minnesota», организаторы которого подчеркивают: «Культурные различия делают общество сильнее, их должны уважать и охранять».

Специфическим социальным контекстом реализации проектов развития толерантности в Индии является бедность и низкий уровень грамотности (отсюда, крайне заметная «гуманитарная» составляющая индийских программ и, нередко, их массовый общенациональный характер). В ЮАР, помимо низкого уровня жизни населения, все более остро вырисовывается проблема ВИЧ и СПИД, отношение общества к людям, с ней столкнувшимся.

Четвертый аспект – высокий уровень информатизации проектов толерантности, реализуемых в США и Европейских странах. Если наличие сайтов и технология webmoney получили распространение независимо от страновой специфики, то в западных обществах сетевой ресурс рассматривается скорее не как презентационный (общая информация о целях и задачах, контакты), а как интеллектуальный механизм. Вокруг которого складывается не только «виртуальное» дискуссионное сообщество, но и круг «заинтересованных» волонтеров, участвующих и практическом осуществлении проектов.

По-существу, в современных странах Запада состоялся «Интернет-проект» как специализированный формат «продвижения» толерантности (например, «Multicultural pavilion» в США). В его основании лежит технология интерактивно-сетевого вовлечения, свободный обмен мнениями и опытом кросс-культурного взаимодействия. Фактически, вокруг таких проектов, «живущих в сети», складывается «рынок инноваций» в сфере социального поведения. Проект в этом случае – не административно-управленческий, но интеллектуально-ресурсный центр, выполняющий функцию технологического, правового, финансового и кадрового консультирования.

Таким образом, проведенный анализ позволяет (с известной долей условности) выделить три модели формирования толерантности:

– франко-германскую – «толерантность через автономию»;

– индийскую – «толерантность через солидарность» (прежде всего, социально-экономического характера);

– американскую – «толерантность через идентичность» (сила Нации - в её культурном и этническом разнообразии).

Говоря о возможном месте российских программ толерантности в рамках указанной выше системы координат, следует признать, что российский опыт – достаточно противоречив. С одной стороны, очевидны два аспекта:

– уклон российских проектов к тематике этнической и конфессиональной терпимости;

– стремление продекларировать национальное единство через разнообразие и взаимное влияние этносов и культур (что в некоторой мере «сближает» российские проекты с американскими).

Немаловажный «фактор сходства» российского и американского опыта – преимущественно региональный характер реализуемых проектов. При этом в России интеллектуальный и творческий потенциал местных сообществ оказывается фактически не задействованным. Муниципалитеты в таких условиях не являются полностью «выключенными» из данной сферы, но выполняют функцию «нижнего этажа» региональных программ, реализуя (часто формально) региональную политику по развитию толерантности с использованием административных механизмов.

В то же время существенное различие американского, европейского и российского опыта связано с источниками финансирования. Во Франции и Германии более существенную роль играют пожертвования частных лиц (в том числе, через Интернет – деньги), в США – среднего и крупного бизнеса. В России данная практика не укоренилась и, в силу этого, отечественные НКО, работающие в сфере формирования толерантности, ориентированы на получение средств из бюджетов различных уровней.

На наш взгляд, среди реализуемых проектов толерантности можно выделить специфический вектор – программы и технологии, направленные на воспроизводство национальной идентичности («проекты идентичности»). В их основании лежит идея мультикультурализма и этнического многообразия как необходимого условия гражданской консолидации и «силы» Нации. Данные проекты подчеркивают именно приоритет гражданственности и политико-правового равноправия над различными деструктивными формами политической фрагментации (этноцентризм, ксенофобия и т.д.)5.

Таким образом, можно констатировать, что зарубежный опыт формирования толерантности представляет особый интерес с точки зрения возможного использования отдельных методик и организационных форматов в современных условиях («информационное разнообразие – сетевая интеграция – социальная инновация»). Очевидно, что процесс формирования толерантности в России 21 века должен строиться, как исходя из национальных социальных и политико-культурных особенностей, так и с учетом новейших тенденций совершенствования технологий толерантности, связанных с импульсами информационной макроцивилизации, активным развитием кросс-культурных и сетевых коммуникаций.

Проведенный анализ отечественного и зарубежного опыта шести стран (Франция, Германия, Украина, США, Индия, ЮАР), безусловно, не может выступать «рецептом» одномоментного решения российских проблем. Отечественные социальные и политические реалии 90-х гг. 20 века в полной мере высветили слабую жизнеспособность иностранных «клонов» на российской «почве». Но детальное осмысление страновой специфики, методологических и прикладных инноваций в рассматриваемой сфере (получивших широкое распространение в мире) – важный шаг к выработке российских национальных форматов и технологий толерантности.


krug-1-boj-a-4-temi.html
krug-2-boj-m-4-temi-krug-1-boj-a-4-temi.html
krug-chteniya-russkogo-puteshestvennika-konca-xix-nachala-xx-veka.html
krug-idej-i-evolyuciya-sibirskoj-prozi-nachala-xx-veka-imeet-nauchnie-raboti-po-istorii-regionalnoj-literaturnoj-tradicii-v-sibiri.html
krug-nauchnih-interesov-hobbi-chtenie-knig-periodicheskih-izdanij-ogorodnichestvo-publikacii.html
krug-potencialnih-prisyazhnih-suzhaetsya-novosti-26.html
  • lesson.bystrickaya.ru/oblako-oorta.html
  • credit.bystrickaya.ru/osnovnaya-chast-elo-rinpoche.html
  • abstract.bystrickaya.ru/2-2-kosmologiya-i-proishozhdenie-zla-ilya-kokin-bogorodichnij-centr.html
  • reading.bystrickaya.ru/lekciya-trening-podgotovki-kommunikacionnih-kampanij-reshenie-kejsov.html
  • holiday.bystrickaya.ru/na-beregah-belogo-iyusa.html
  • books.bystrickaya.ru/elektronnoe-oborudovanie-i-ego-proizvodstvo-stranica-3.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/aleksandr-ivanovich-gercen.html
  • studies.bystrickaya.ru/glava-iii-monografiya-vladivostok-iapu-dvo-ran-2001-s-184.html
  • composition.bystrickaya.ru/planirovanie-strukturi-active-directory-kursa.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-bijsk-bpgu-imeni-v-m-shukshina-stranica-6.html
  • textbook.bystrickaya.ru/istoricheskaya-kulturologiya-istoriya-kulturi-programmi-master-programs-izhevsk-2010-ministerstvo-obrazovaniya-i-nauki.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/portion-2-chapters-7-13-posobie-sostavleno-na-kafedre-anglijskogo-yazika-zaochnogo-otdeleniya-sostavitel-solovyova-m-v.html
  • literature.bystrickaya.ru/deyatelnost-komitetov-i-komissij-gd-gosduma-rf-monitoring-smi-19-21-maya-2007-g.html
  • reading.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-k-vipolneniyu-domashnih-pismennih-rabot.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tematicheskoe-planirovanie-po-matematike-dlya-3-go-klass-stranica-4.html
  • apprentice.bystrickaya.ru/vmesto-zaklyucheniya-pisma-specialistov-privivki-mifi-i-realnost.html
  • textbook.bystrickaya.ru/kislorodsoderzhashie-soedineniya-dlya-abiturientov-i-studentov.html
  • predmet.bystrickaya.ru/rostovskoj-oblasti-gosudarstvennoe-byudzhetnoe-obrazovatelnoe-uchrezhdenie-nachalnogo-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razrabotka-sostava-austenitnoj-korrozionno-stojkoj-stali-s-uluchshennoj-obrabativaemostyu-rezaniem-dlya-sistem-vipuska-otrabotannih-gazov-avtomobilej.html
  • lesson.bystrickaya.ru/tipi-smislovih-transformacij-pri-perevode-poezii-na-primerah-sonetov-v-shekspira.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/kommentarij-o-statistike-s-g-kara-murza-sovetskaya-civilizaciya-tom-ii.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/ris-14-nezavisimaya-rabota-dvuh-zvonkov-s-dvuhprovodnim-podsoedineniem-elektronika-v-nashem-dome.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-uchebnaya-programma-disciplini-korpuskulyarno-fotonnie-processi-i-tehnologii-napravlenie-podgotovki.html
  • holiday.bystrickaya.ru/metodika-poetapnogo-obucheniya-broskam-progibom-cherez-grud-v-sportivnih-vidah-borbi.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/specifika-osmisleniya-problemi-sootnosheniya-kultur-v-otechestvennoj-tradicii-narod-massa-raznie-strategii-samoosushestvleniya-raznie-cennostnie-konnotacii.html
  • testyi.bystrickaya.ru/anonsi-meropriyatij-na-iyul-2012-goda-vse-sobitiya-prohodyat-po-adresu.html
  • universitet.bystrickaya.ru/transport-dorozhnoe-hozyajstvo-svyaz-i-informatika-zakon-o-gosudarstvennom-byudzhete-na-2007-god.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/odisseya.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/o-n-mosolov-otvetstvennij-redaktor.html
  • shkola.bystrickaya.ru/tvorcheskie-otkritiya-kompozitora-a-n-skryabina.html
  • thesis.bystrickaya.ru/predlozheniya-i-zamechaniya-uchastnikov-publichnih-slushanij-postupivshie-v-period-raboti-ekspozicii-po-materialam-proekta-pravil-zemlepolzovaniya-i-zastrojki-v-gorode-moskve-stranica-23.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-disciplini-vostok-i-zapad-v-istorii-mirovih-civilizacij-chelovek-i-ego-vremya.html
  • tasks.bystrickaya.ru/14-kotelnie-ustanovki-ustrojstva-v-kotorih-neposredstvenno-virabativaetsya-par-i-nagrevaetsya-voda-nazivayut-parovimi-ili-vodogrejnimi-kotlami.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/publichnij-doklad-municipalnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdenie-dopolnitelnogo-obrazovaniya-detej-detsko-yunosheskaya-sportivnaya-shkola-s-roshino-krasnoarmejskogo-municipalnogo-rajona.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-teoriya-i-metodika-prepodavaniya-russkoj-literaturi-dlya-studentov-4-kursa-br-do-uchebno-metodicheskij-kompleks-sostavitel-k-f-n.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.