.RU

Культура и взрыв Незабвенной памяти Зары Григорьевны Минц Постановка проблемы


^ Культура и взрыв


Незабвенной памяти Зары Григорьевны Минц
Постановка проблемы
Основными вопросами описания всякой семиотической системы являются, во-первых, ее отношение к вне-системе, к миру, лежащему за ее пределами, и, во-вторых, отношение статики к динамике. Последний вопрос можно было бы сформулировать так: каким образом система, оставаясь собой, может развиваться. Оба эти вопроса принадлежат к наиболее коренным и одновре­менно наиболее сложным.

Отношение системы к внележащей реальности и их взаимная непроница­емость со времен Канта неоднократно делались предметами рассмотрения. С семиотической точки зрения оно приобретает вид антиномии языка и запредельного для языка мира. Пространство, лежащее вне языка, попадает в область языка и превращается в «содержание» только как составной элемент дихотомии содержания-выражения. Говорить о невыраженном содержании — нонсенс'. Таким образом, речь идет не об отношении содержания и выражения, а о противопоставлении области языка с его содержанием и выражением вне языка лежащему миру. Фактически этот вопрос сливается со второй пробле­мой: природой языковой динамики.

План содержания в том виде, в каком это понятие было введено Ф. де Соссюром, представляет собой конвенциональную реальность. Язык создает свой мир. Возникает вопрос о степени адекватности мира, создаваемого языком, миру, существующему вне связи с языком, лежащему за его пределами. Это старая, поставленная Кантом, проблема ноуменального мира. В кантов-ской терминологии план содержания «...есть самосознание, порождающее представление я мыслю, которое должно иметь возможность сопровождать все остальные представления и быть одним и тем же во всяком сознании;

следовательно, это самосознание не может сопровождаться никаким иным [представлением], и потому я называю его также первоначальной апперцепцией. Единство его я называю также трансцендентальным единством самосознания, чтобы обозначить возможность априорного познания на основе этого един­ства. В самом деле, многообразные представления, данные в некотором созерцании, не были бы все вместе моими представлениями, если бы они не

1 Сказанное не исключает того, что выражение может быть реализовано значимым нулем, присутствовать как отсутствие:

...И лишь молчание понятно говорит...

(Жуковский В. А. Собр. соч.: В 4 т. М.; Л., 1959. Т. 1. С. 336).

13

принадлежали все вместе одному самосознанию; иными словами, как мои представления (хотя бы я их и не сознавал таковыми), они все же необходимо должны сообразоваться с условием, единственно при котором они могут находиться вместе в одном общем самосознании, так как в противном случае они не все принадлежали бы мне»1.

Таким образом, исходно предполагается существование двух степеней объективности: мира, принадлежащего языку (то есть объективного, с его точки зрения), и мира, лежащего за пределами языка2.

Одним из центральных вопросов окажется вопрос перевода мира содер­жания системы (ее внутренней реальности) на внележащую, запредельную для языка реальность. Следствием будут два частных вопроса:

1) необходимость более чем одного (минимально двух) языков для отра­жения запредельной реальности;

2) неизбежность того, что пространство реальности не охватывается ни одним языком в отдельности, а только их совокупностью.

Представление о возможности одного идеального языка как оптимального механизма для выражения реальности является иллюзией. Минимальной ра­ботающей структурой является наличие двух языков и их неспособность, каждого в отдельности, охватить внешний мир. Сама эта неспособность есть не недостаток, а условие существования, ибо именно она диктует необходи­мость другого (другой личности, другого языка, другой культуры). Представ­ление об оптимальности модели с одним предельно совершенным языком заменяется образом структуры с минимально двумя, а фактически с открытым списком разных языков, взаимно необходимых друг другу в силу неспособ­ности каждого в отдельности выразить мир. Языки эти как накладываются друг на друга, по-разному отражая одно и то же, так и располагаются в «одной плоскости», образуя в ней внутренние границы. Их взаимная непере­водимость (или ограниченная переводимость) является источником адекват­ности внеязыкового объекта его отражению в мире языков. Ситуация мно­жественности языков исходна, первична, но позже на ее основе создается стремление к единому, универсальному языку (к единой, конечной истине). Это последнее делается той вторичной реальностью, которая создается куль­турой.

Отношения между множественностью и единственностью принадлежат к основным, фундаментальным признакам культуры. Логическая и историческая реальность здесь расходятся: логическая конструирует условную модель не­которой абстракции, вводя единственный случай, который должен воспро­извести идеальную общность.

Так, для того чтобы понять сущность человечества, философия Просве­щения моделировала образ Человека. Реальное движение развивалось иным путем. Некоторой условной исходной точкой можно взять стадное поведение и/или поведение генетически унаследованное, которое не было ни индивиду­альным, ни коллективным, поскольку не знало этого противопоставления.

1 Кант И. Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 3. С. 191—192.

2 Мы сознательно вносим некоторую трансформацию в идею Канта, отождествляя его «я» с субъектом языка.

14

То, что не входило в этот обычный тип поведения, являлось знаково не существующим. Этому «нормальному» поведению, не имеющему признаков, противостояло только поведение больных, раненых, тех, что воспринимались как «несуществующие». Так, например, Толстой в «Войне и мире» глубоко показал сущность этой древней стадной психологии, описав, как во время отступления пленных русских вместе с отходящей французской армией по­гибает Платон Каратаев. Пьер Безухов, вместе с ним совершающий этот трудный поход, перестает замечать своего друга. Даже момент, когда фран­цузский солдат убивает Платона Каратаева, Пьер видит/не видит — про­исходит расслоение психологического и физиологического зрения1.

Следующий этап состоит в том, что нетиповое поведение включается в сознание как возможное нарушение нормы — уродство, преступление, геро­изм. На этом этапе происходит вычленение поведения индивидуального (аномального) и коллективного («нормального»). И только на следующем этапе возникает возможность индивидуального поведения как примера и нормы для общего, а общего — как оценочной точки для индивидуального, то есть возникает единая система, в которой эти две возможности реализуются как неразделимые аспекты единого целого.

Таким образом, индивидуальное поведение и коллективное поведение возникают одновременно как взаимонеобходимые контрасты. Им предшест­вует неосознанность и, следовательно, социальное «не-существование» ни того ни другого. Первая стадия выпадения из неосознанного — болезнь, ранение, уродство или же периодические физиологические возбужде­ния. В ходе этих процессов выделяется индивидуальность, потом вновь рас­творяющаяся в безындивидуальности. Заданные постоянные различия пове­дения (половые, возрастные) превращаются из физиологических в психоло­гические только с выделением личности, то есть с появлением свободы выбора.

Так постепенно психология и культура отвоевывают пространство у неосознанной физиологии.
^ Система с одним языком
Ставшая уже традиционной модель коммуникации типа:



1 См.: Толстой Л. Н. Собр. соч.: В 22 т. М., 1980. Т. 7. С. 168—169.

15

усовершенствованная Р. О. Якобсоном, легла в основу всех коммуникацион­ных моделей. С позиции этой схемы, целью коммуникации (как подсказывает само слово communitas — общность, общение) является адекватность общения. Помехи рассматриваются как препятствия, вызываемые неизбежным техни­ческим несовершенством. Кажется, что в идеальной модели, в сфере теории, ими можно пренебречь.

В основе этих рассуждений — абстракция, предполагающая полную иден­тичность передающего и принимающего, которая переносится на языковую реальность. Однако абстрактная модель коммуникации подразумевает не только пользование одним и тем же кодом, но и одинаковый объем памяти у передающего и принимающего. Фактически подмена термина «язык» тер­мином «код» совсем не так безопасна, как кажется. Термин «код» несет представление о структуре только что созданной, искусственной и введенной мгновенной договоренностью. Код не подразумевает истории, то есть пси­хологически он ориентирует нас на искусственный язык, который и предпо­лагается идеальной моделью языка вообще. «Язык» же бессознательно вы­зывает у нас представление об исторической протяженности существования. Язык — это код плюс его история. Такое понимание коммуникации таит в себе фундаментальные выводы.

Передача информации внутри «структуры без памяти» действительно гарантирует высокую степень идентичности. Если мы представим себе пере­дающего и принимающего с одинаковыми кодами и полностью лишенными памяти, то понимание между ними будет идеальным, но ценность передавае­мой информации минимальной, а сама информация — строго ограниченной. Такая система не сможет выполнять всех разнообразных функций, которые исторически возлагаются на язык. Можно сказать, что идеально одинаковые передающий и принимающий хорошо будут понимать друг друга, но им не о чем будет говорить. Идеалом такой информации действительно окажется передача команд. Модель идеального понимания неприменима даже к внут­реннему общению человека с самим собой, ибо в этом последнем случае подразумевается перенесение напряженного диалога внутрь одной личности. По словам гётевского Фауста, —

Zwei Seelen wohnen, ach, in meinen Brust! Die eine will sich von der andern trennen1.

В нормальном человеческом общении и, более того, в нормальном функ­ционировании языка заложено предположение об исходной неидентичности говорящего и слушающего.

В этих условиях нормальной становится ситуация пересечения языкового пространства говорящего и слушающего:



^ 1 Две души, увы, живут в моей груди! И одна хочет оторваться от другой. (Goethe J. W. Faust. Leipzig, 1982. S. 51—52).

16

В ситуации непересечения общение предполагается невозможным, полное пересечение (идентичность А и В) делает общение бессодержательным. Таким образом, допускается определенное пересечение этих пространств и одно­временно пересечение двух противоборствующих тенденций: стремление к облегчению понимания, которое будет постоянно пытаться расширить об­ласть пересечения, и стремление к увеличению ценности сообщения, что связано с тенденцией максимально увеличить различие между А и В. Итак, в нормальное языковое общение необходимо ввести понятие напряжения, некоего силового сопротивления, которое пространства А и В оказывают друг другу.

Пространство пересечения А и В становится естественной базой для общения. Между тем как непересекающиеся части этих пространств, казалось бы, из диалога исключены. Однако мы здесь оказываемся еще перед одним противоречием: обмен информацией в пределах пересекающейся части смыс­лового пространства страдает все тем же пороком тривиальности. Ценность диалога оказывается связанной не с той пересекающейся частью, а с передачей информации между непересекающимися частями. Это ставит нас лицом к лицу с неразрешимым противоречием: мы заинтересованы в общении именно с той сферой, которая затрудняет общение, а в пределе — делает его невоз­можным. Более того, чем труднее и неадекватнее перевод одной непересека­ющейся части пространства на язык другой, тем более ценным в информа­ционном и социальном отношении становится факт этого парадоксального общения. Можно сказать, что перевод непереводимого оказывается носителем информации высокой ценности.

Рассмотрим примеры: с одной стороны, перевод при относительной бли­зости языков, с другой — при их принципиальном различии. Перевод в первом случае будет относительно легким. Во втором случае он неизбежно связан с трудностями и будет порождать смысловую неопределенность. Так, например, если первый случай — перевод нехудожественного текста с одного естественного языка на другой, то обратный перевод возвратит нас в опре­деленной степени к исходному смыслу. Если же рассмотреть случай перевода с языка поэзии на язык музыки, то достижение однозначной точности смысла делается в принципе невозможным. Это отражается и на огромной вариа­тивности в случае обратного перевода1.

Языковое общение рисуется нам как напряженное пересечение адекватных и неадекватных языковых актов. Более того, непонимание (разговор на не полностью идентичных языках) представляется столь же ценным смысловым механизмом, что и понимание. Исключительная победа любого из этих полюсов — разрушение информации, которая создается в поле их взаимного напряжения. Разные формы контакта — с обычным языковым общением на одном полюсе и художественным на другом — представляют собой сдвиги с нейтральной центральной точки то в сторону легкости понимания, то в

1 Случай перевода с языка художественной прозы на язык кинематографа является одной из наиболее усложненных реализации второго варианта, ибо общность языка художественной прозы и кино — мнимая. Трудности здесь не уменьшаются, а возрас­тают. Игнорирование этого — источник многочисленных неудач экранизаций.

17

противоположную. Но абсолютная победа какого-либо из этих полюсов теоретически невозможна, а практически — гибельна. Ситуация, когда ми­нимальной смыслопорождающей единицей является не один язык, а два, создает целую цепь последствий. Прежде всего, сама природа интеллектуаль­ного акта может быть описана в терминах перевода, определение значения — перевод с одного языка на другой, причем внеязыковая реальность мыслится так же, как некоторый язык. Ей приписывается структурная организованность и потенциальная возможность выступать как содержание разнообразного набора выражений.

konkursa-atisushilara-ojilatin-zhalpi-blktlk-talaptari-konkursa-atisushilara-ojilatin-zhalpi-blktlk-talaptari.html
konkursa-atisushilara-ojilatin-zhalpi-blktlk-talaptari-s-r-5-sanati-shn.html
konkursa-atisushilardi-barliina-ojilatin-zhalpi-blktlk-talaptar-s-r-4-sanati-shn.html
konkursa-chtecov-zhivoe-russkoe-slovo.html
konkursa-elektronnih-prezentacij-na-temu-mne-cherez-knigu-viden-mir.html
konkursa-fitodizajna.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/ustojchivoe-razvitie-elektronnogo-gosudarstva-yu-v-prudkoj-2006-goda.html
  • literature.bystrickaya.ru/beremennost-i-rodi-ozadachah-medicini.html
  • lesson.bystrickaya.ru/novie-lyudi-v-romane-nikolaya-chernishevskogo-chto-delat.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-vek-prosvesheniya-stremlenie-k-carstvu-razuma.html
  • pisat.bystrickaya.ru/the-white-silence-beloe-bezmolvie-love-of-life.html
  • studies.bystrickaya.ru/lichnie-neimushestvennie-prava.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-slova-associacii-cepochka-associacij-povishenie-kachestva-obrazovatelnih-rezultatov-v-nachalnoj-shkole.html
  • uchit.bystrickaya.ru/teorii-massovoj-kommunikacii.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-102-perfection-of-foreign-language.html
  • studies.bystrickaya.ru/galaktiki.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-4-organizaciya-proizvodstvennih-processov-v-prostranstve-i-vremeni-2-4.html
  • education.bystrickaya.ru/222-razvitie-professionalizma-lichnosti-upravlencheskih-kadrov-osushestvlyayushih-deyatelnost-v-osobih-usloviyah.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-konferencii-vremya-10-marta-2011.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-viii-o-tom-kak-pantagryuel-buduchi-v-parizhe-poluchil-ot-svoego-otca-gargantyua-pismo-kopiya-koego-nizhe-privoditsya.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/upravlenie-personalom-chast-12.html
  • predmet.bystrickaya.ru/reshenie-ot-1-oktyabrya-1981-g-n-702-stranica-15.html
  • knigi.bystrickaya.ru/rekomendaciya-otvetit-na-postavlennie-voprosi-mozhno-s-pomoshyu-predlozhennoj-literaturi-cifra-v-kvadratnih-skobkah-oboznachaet-uchebnik-a-cifra-ryadom-stranicu-v-nem-stranica-4.html
  • credit.bystrickaya.ru/ponyatie-socialnoj-perceptii-nastoyashee-izdanie-predprinyato-cherez-vosem-let-posle-poslednego-vihoda-uchebnika-v.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/speckurs-kultura-russkogo-naroda-soderzhanie-kursa-1-klass.html
  • write.bystrickaya.ru/fajlovaya-sistema-yazik-kak-sposob-predstavleniya-informacii-6.html
  • desk.bystrickaya.ru/pamyat-svyatih-muchenikov-onisifora-i-porfiriya-zhitiya-svyatih-tom-11-noyabr.html
  • thescience.bystrickaya.ru/im-p-m-masherova.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/osnovnoj-zadachej-praktiki-yavlyaetsya-priobretenie-opita-samostoyatelnoj-raboti-v-sfere-budushej-professionalnoj-deyatelnosti.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-vtora-osvobozhdenieto-i-prisedinyavaneto-na-vardarska-makedoniya-prez-1941-g-km-blgariya.html
  • abstract.bystrickaya.ru/113-obshie-i-specificheskie-faktori-povisheniya-sprosa-na-rabotnikov-tretichnogo-sektora.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-3-pervodvigatel-chernoj-magii-zhazhda-vlasti-akonechnuyu-cel-chernoj-magii-vpolne-udachno-opredelil-zmej-v-edemskom.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/referat-po-discipline-matematika-na-temu-istoriya-razvitiya-matematiki.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/33-podderzhka-realizacii-pilotnogo-proekta-novij-svet-dolgosrochnaya-celevaya-programma-energosberezhenie-i-povishenie.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vnutrishkolnie-meropriyatiya-vospitatelnoj-napravlennosti-publichnij-doklad.html
  • lesson.bystrickaya.ru/ocenka-investicionnogo-klimata-v-rossii-chast-12.html
  • credit.bystrickaya.ru/plan-vospitatelnoj-raboti-na-2010-2011-uchebnij-god-1-nedelya-2-nedelya.html
  • znanie.bystrickaya.ru/6-ya-mezhdunarodnaya-konferenciya-vakuumnie-tehnologii-i-oborudovanie.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/publichnij-otchet-direktora-mou-sosh-3-giaginskogo-rajona-stanici-giaginskoj-hazhmakovoj-saidi-hadzhemosovni.html
  • textbook.bystrickaya.ru/gost-16084-75-metodicheskie-ukazaniya-k-kursovomu-proektirovaniyu-po-discipline-proektirovanie-avtomatizirovannih-sistem.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/status-centralnogo-banka-i-osnovi-ego-deyatelnosti-chast-4.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.